Функции ограничительного слова «ТОЛЬКО» в современном русском языке

3. В ограничительное отношение может вступать третий компонент (третий после ограничивающего компонента и сказуемого), который показывает, почему распространение признака ограничивается: во весь май было только три солнечных дня (А. Чехов. Остров Сахалин); В самом городе работает жалкая электростанция, так называемая «тарахтелка», дающая ток только шесть часов в сутки (К. Паустовский. Письмо из Тарусы).

4. Иногда ограничительное значение как бы специально расшифровывается во вставках или в присоединяемых компонентах, например: У нас неинтересные знакомые, да и тех мало. У нас только сад, сад, сади больше ничего (А. Чехов. Черный монах); …(мы) были там только раз, да и то проездом в Задонск (И. Бунин. Суходол); Так вот, только по этим сводкам (не зная других событий) он должен будет заключить, что в жизни страны около 1953-1954 года произошло что-то такое… (В. Солоухин. Владимирские проселки); Настя меня интересует только как литературный персонаж. Не больше! (К. Паустовский. Роза ветров).

Но во всех этих случаях – и при выраженной помимо частицы только ограничительности – частица остается главным средством создания этого значения и может быть названа оформителем ограничительного значения, поскольку никакого другого назначения она не имеет [16]. Именно частица выявляет значение, рассеянное в предложении, собирает его в фокус.

Как специализированный показатель определенного значения, частица имеет сходство с союзами: союзы тоже могут оформлять отношения, уже «подготовленные» другими средствами, существующие как бы до союза. Ср. употребление союза а для выражения противопоставления: Ты уезжаешь, а я остаюсь (противопоставление уже существует благодаря параллелизму строения предикативных единиц и антонимии глаголов) [17].

Если частица – формальное средство выражения ограничительного значения, то ограничительность можно рассматривать как своего рода функционально-семантическую категорию, не опирающуюся на категорию морфологическую, но имеющую свой центр, формальную лексему, и периферию – различные элементы контекста – лексические и лексико-синтаксические [18].

Итак, ограничительное значение частицы только проявляется внутри простого предложения – как отношение отмеченного, ограничивающего компонента к предикативному члену предложения.

Собственно синтаксическая функция только в простом предложении может быть определена как  а к ц е н т и р у ю щ а я. Акцентирование заключается в выделении ограничивающего компонента с помощью логического ударения и отнесении его к сказуемому. Причем, отнесенность к сказуемому проявляется не только в условиях грамматической связи этого компонента со сказуемым (и на основе словосочетания, и на основе предложения), но и при отсутствии непосредственной сочетаемости:

1) …милые знакомые улицы Москвы блистали тем прекрасным сиянием, какое можно видеть только во сне (А. Куприн. Поединок); Только в первые часы шторм мог казаться поэтичным (К. Паустовский. Муза дальних странствий); От него сохранилось только название (В. Каверин. Перед зеркалом).

.