Концепция

ОПИСАНИЕ СЛУЖЕБНЫХ СЛОВ

В КОНЦЕПЦИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ СИНТАКСИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ

И ГРАММАТИКА КОНСТРУКЦИЙ

 

Дальневосточная синтаксическая школа зародилась в середине 50-х гг. ХХ века в Дальневосточном государственном университете. В ее основе лежит отечественная грамматическая традиция подхода к языковым фактам.

Основным научным направлением Дальневосточной синтаксической школы является изучение служебных слов русского языка. Начало этому было положено исследованиями А.Ф. Прияткиной [6; 7], и оно продолжает активно развиваться вплоть до сегодняшнего дня, реализуясь, в частности, в монографиях, кандидатских и докторских диссертациях [1; 5; 8; 9; 11; 12; 13; 14].

Для Дальневосточной синтаксической школы основополагающими являются два принципа: один касается материала исследования, другой – подхода к объекту исследования.

Материалом исследования всегда являлись реальные языковые факты, а не конструкты (примеры-модели). Конечно, в последнее время, с появлением Национального корпуса русского языка, сбор материала значительно облегчен, но и до появления компьютерных технологий все выводы строились исключительно на анализе конкретного языкового материала. Что касается объекта исследования, то здесь постулируется принцип индивидуального подхода к каждой служебной единице. Более того, служебная единица становится центром наблюдения, и уже от нее протягиваются нити в разные стороны языковой системы. Такой подход к описанию служебных слов можно назвать «монографическим»: каждая единица каждого класса рассматривается и представляется отдельно, как сугубо индивидуальное явление, и исследуется во всех аспектах: синтаксическом, семантическом, прагматическом, стилистическом и др. В результате выявляются системные связи в сфере служебных слов и синтаксических структур, формируемых теми или иными типами служебных единиц.

На основе полученных данных разработана методика описания единиц каждого класса служебных слов и сформулированы параметры их описания (атрибуция). Для частиц – д.ф.н., проф. Е.А. Стародумовой, для союзов – коллективом исследователей под руководством д.ф.н., проф. А.Ф. Прияткиной, для слов-гибридов – к.ф.н. Г.Н. Сергеевой, для производных предлогов – к.ф.н. М.А. Леоненко и д.ф.н. Е.С. Шереметьевой.

Одним из способов представления полученных научных сведений становится словарь служебных слов русского языка [10], который отражает «монографический» подход к исследуемому объекту: каждая единица имеет развернутую атрибуцию по всем названным аспектам. Такой словарь – это только одна из форм представления полной информации о каждом служебном слове. И в этом смысле словарь – не конечная цель исследовательской работы, а одна из ее составных частей, хотя и значительная по объему и усилиям.

Одним из центральных понятий, которыми оперирует Дальневосточная синтаксическая школа в данном направлении исследования, является понятие «конструкция».

В узком, специальном терминологическом значении это понятие было предложено и разработано в конце 60-х гг. А.Ф. Прияткиной при изучении синтаксических свойств русских союзов. Конструкция понимается как некоторое синтаксическое построение, реализующееся в разных речевых произведениях, имеющее формальные границы, внутреннюю формальную организацию, построенную по определенному принципу, обладающую определенными смысловыми отношениями между ее компонентами [9, с. 43]. Так, принципиально важным является, во-первых, то, что под конструкцией имеется в виду именно «синтаксическая конструкция»; во-вторых, то, что конструкция понимается как некая сущность, отличная от единиц языка; в-третьих, то, что за этим понятием стоят реальные речевые построения, и, следовательно, конструкция – это факт языка.

В дальнейшем использование понятия «конструкция» как инструмента описания распространилось на другие служебные слова. Конечно, тип служебного слова накладывает определенные ограничения на использование этого инструмента. Так, при изучении и описании союзов это понятие является центральным, при изучении частиц – периферийным. Однако оказывается, что оно работает при описании всех классов служебных слов.

Последние несколько лет в отечественной лингвистике заговорили о новом направлении в мировой лингвистике – грамматике конструкций. Толчком для рождения этого направления стала статья Ч. Филлмора, П. Кея и М. О’Коннер 1988 г. [15], где на примере анализа английского выражения let alone формулируются основные идеи описания неких элементов языка как конструкций. Авторы названной статьи идут от понятия «идиома». Среди ряда идиом разных типов они выделяют «формальные идиомы» (formal idiom), применительно к которым и предлагают использовать термин «грамматические конструкции» (special grammatical construction) [15, с. 511]. В качестве основных признаков конструкции выдвигается компонентность и невыводимость значения конструкции из простой суммы значений ее компонентов (т. е. синтаксическая структура и лексическое значение компонентов сами по себе не обусловливают значения таких формальных идиом).

Для западной, в частности американской лингвистики, это был новый поворот, давший жизнь ряду направлений уже внутри грамматики конструкций, а само понятие «конструкция» распространилось на все языковые структуры, в которых можно вычленить значимые элементы, вплоть до слова и морфемы.

Выполненный в [15] анализ let alone— конструкции (let alone construction) рассматривается как образец анализа грамматических конструкций [4, с. 20], поэтому важно, что и как представлено в этой статье. Авторы статьи анализируют синтаксические, семантические, прагматические возможности формальной идиомы let alone, его соотношение с другими подобными выражениями. То есть фактически описывается СИНТАКСИЧЕСКАЯ КОНСТРУКЦИЯ и ее отношение к другим синтаксическим конструкциям.