Об отличии союза от других связующих слов

А. Ф. Прияткина

copiraitingРусский язык располагает множеством средств вы­ражения обобщенных смысловых отношений меж­ду высказываниями и его частями. К таким средствам относятся прежде всего союзы — специально предназначенный для этой цели класс служеб­ных слов. Но, помимо союзов, есть и другие возможности выражения син­таксической связи, есть и другие служебные слова, осуществляющие связь. С развитием языка потребность в связующих средствах постоянно возрас­тает и, естественно, никогда не удовлетворяется полностью. Средства связи становятся все более разнообразными, а сами отношения — все более слож­ными, тонкими, дифференцированными. Совершенствуясь, язык выраба­тывает все новые и новые способы и приемы обозначения этих отношений, ищет путей к их наибольшему соответствию содержанию.

Это общее, широко известное положение. Хорошо известно также и то, что современный русский язык располагает богатым арсеналом союзных средств, среди которых значительное место занимают союзные новообразования.

Углубленное изучение типов сложного предложения обогатило наши представления о союзах, об их количестве, об условиях их функционирова­ния [1], выявило множество ранее неизвестных или малоизвестных фактов использования в союзной функции разнообразных служебных и полузнаменательных лексем [2]. Вместе с тем представление о составе собственно со­юзов русского языка стало более зыбким. Наметилась явная тенденция к расширению границ этого класса слов. Многие авторы называют новые со­юзы (новые — и в смысле недавнего образования, и в смысле недавнего их обнаружения в языке), но делают это порой без достаточных оснований. Чаще всего приводится лишь одно основание: наличие у слова функции свя­зи, функции выражения отношений — между членами предложения, меж­ду предикативными единицами, между самостоятельными предложения­ми в тексте. К союзам относят, например, слова поэтому, причем, впрочем, ведь, это. Отдельными, самостоятельными союзами считают и так называ­емые союзные сочетания, т. е. соединения союза с частицами, модальными словами, наречиями (не… а, а не, не… но, но не, не… да, да не, не… зато, не… так, не только не… но (и), не только не… а (и), не то что… но, не то что­бы… а и т. д.). Устойчивость этих сочетаний не вызывает сомнений, но оста­ется теоретически не разработанным вопрос: правомерно ли каждое из них рассматривать как отдельный союз, противопоставленный всем остальным? Очевидно, что между не… а и а не иное отношение, чем, скажем, между а и но. Очевидно также, что простой союз иначе соотносится с возникшим на его основе сочетанием, чем с другим простым союзом. Сравним соотноше­ние в системе современного русского языка, с одной стороны, такого рода, как и — но — да — а, с другой — такого рода, как да — да и — да еще или а — а также — а не.

По-видимому, во многих случаях мы имеем дело с формально-семанти­ческими вариантами одного и того же союза (ср. хотя, хотя и) или союзно­го сочетания (не то что… а, не то что… но). Однако применение понятия «вариант» к служебному слову требует специальных теоретических разра­боток. Более того, взаимное отношение между союзными сочетаниями иног­да таково, что недостаточно говорить даже о вариантах, а нужно говорить о разных формах одного и того же союза. Например, варианты не… а — а не образуют маленькую парадигму, представляя собой один и тот же союз, по­тому что выбор одного из вариантов обусловлен порядком слов: Я жду не тебя, а его, — Я жду его, а не тебя. Аналогично соотносятся союзные сочета­ния хотя и… но/хотя и; если не… то/если не. Ср.: Работа хотя и трудная, но интересная. — Работа интересная, хотя и трудная; Он уехал если не навсег­да, то надолго. — Он уехал надолго, если не навсегда. Теоретически не раз­работан вопрос о тех элементах союзных сочетаний, которые допускают ва­рьирование (ср. не только… но и/не только… а и; если не… то/если не… так) или могут рассматриваться как факультативные (ср. если и… то/если… то).

.