О союзе «ХОТЯ» в современном русском языке

А. Ф. Прияткина

copiraitingСоюз хотя (хоть), представляющий собой сравни­тельно позднее образование от глагола хотеть, в со­временном языке все более развивает абстрактное значение, давно утратив семантическую связь с полнозначным словом [1]. Широкий диапазон употреб­ления хотя (сложное предложение, простое предложение; сочинительные отношения, подчинительные отношения), обычно отмечаемая исследователями многозначность (уступительное, ограничительное, противительное, разделительное, условное и др. значения) [2] и связанная с ней разносторон­няя синонимика его («несмотря на», «вопреки», «пусть», «пускай», «впро­чем», «или», «однако», «если даже» и т. д.), а также тесная связь с одно­именной частицей и модальным словом – все это создает сложную семан­тическую структуру слова и в тоже время свидетельствует о том, что произ­водный союз проходит свой естественный путь от конкретного значения к отвлеченному, от лексического к грамматическому.

Противоположный процесс, заключающийся в детализации значений и в разграничении сфер применения данного союза, получает отражение в его морфологии. В процессе своего употребления слово хотя все более обраста­ет разного рода уточнителями, которые, по существу, меняют его морфоло­гию, создавая множество формальных разновидностей, соотношение меж­ду которыми в современных грамматиках и словарях еще не представлено достаточно четко и определенно. Если для древнерусского языка В. В. Лав­ров находит возможным говорить о союзе хотя «в его различных фонети­ческих формах (xoштa, хоть, хоти, хотяй, хошь, хочь)» [3], отмечая вместе с тем сочетания хотя с другими союзами и частицами (ли, да, а, же, бы и др.) [4], то для современного русского языка приходится давать целый пере­чень формальных проявлений хотя. Наряду с простой формой в языке сво­бодно, стилистически неограниченно функционируют целостные един­ства – хотя и (хоть и), хотя… но (хоть… но), хотя и …но (хоть и …но), хотя и …однако. Стоит при этом заметить, что каждый: элемент в таком со­четании оказывается факультативным или подлежащим замене, так что практически в речи возникает множество комбинаций: хотя и… но, хоть и… а, хотя… но и т. д.

Несомненно, существует определенная специализация каждой из этих форм, если можно считать их проявлениями одного и того же союза. Так, например, в простом предложении современного языка, безусловно, господ­ствует вариант с и; употребление типа Неодолимая, хотя тихая сила ув­лекла меня (Тургенев) характерно для писателей XIX в. В то же время в сложном предложении используются обе формы: хотя и хотя и [5]. При той степени самостоятельности в употреблении (устойчивая форма и связанный с ней особый тип смысловых отношений), которая характеризует сочетание хоть… хоть (Хоть честный человек, хоть нет, для нас равнёхонько, про всех готов обед. — Грибоедов), есть все основания говорить об отдельном союзе. Достаточно выделилось и сочетание хотя бы — главным образом как частица и весьма ограниченно как союз в сложном предложении (Я не знаю зелия такого; хотя бы знала, тебе не сказала. — Пушкин). Простые фор­мы хоть и хотя обычно понимаются как фонетические варианты, но, по свидетельству толковых словарей, их семантические объемы не совпадают: большой академический, например, дает для союза хоть пять значений, а для союза хотя — только два. Что касается омонимии союза и усилительно-выделительной частицы, то современное живое употребление ее явно избе­гает: простое хотя в функции частицы оказывается на периферии литера­турной нормы, вытесненное формой хотя бы [6], в то время как частица хоть имеет широкое употребление. С другой стороны, хотя очень употребитель­но в разговорной речи как модальное слово. Например:

— Зовите, — сказал Бахирев. — Хотя… стоит ли? (Николаева, Битва в пути).

Вопрос отграничения частицы от союза осложняется тем, что в современ­ном предложении частицы все больше приобретают конструктивно-синтакси­ческую роль [7] и все шире используются в полусоюзной функции, не только при­мыкая к одному из членов предложения, но и выражая отношения между ними. Складывается особая категория слов частицы-союзы (ведь, только, даже). Очень интересно, в частности, взаимоотношение хотя и пусть в простом пред­ложении: синонимичность их может одинаково говорить и в пользу частицы хотя, и в пользу союза пусть. Ср., например: Понял, когда полюбил, когда, во­шел в пусть мучительную, но живую вещественную связь с окружающим миром («Литературная газета») — хотя и мучительную, но живую.

Составную форму союза необходимо отличать от более или менее тесных сочетаний хотя с другими служебными словами, вроде хотя бы далее, хоть и не, хотя… все-таки и т. п.

Для того чтобы иметь более полное представление о морфологическом составе данного союза, в частности о его морфологических границах, надо знать, как соотносятся между собой все формальные проявления хотя. Тогда и в словарном порядке может быть достигнута такая характеристика, при которой значение самого элемента хотя или хоть не отождествлялось бы со значением целого сложного построения [8].

.