Функции ограничительного слова «ТОЛЬКО» в современном русском языке

III. Наконец, ограничительность проявляется в отношениях между синтаксически сопоставляемыми и связываемыми единицами речи [22]. Условием проявления ограничительности и здесь является фон, который представлен компонентом, синтаксически равноценным акцентируемому. Частица только при этом оказывается в союзной функции, связывая или однородные члены простого предложения, или части сложного предложения.

В простом предложении при отношении не к предикативному члену, а к синтаксически равноценному компоненту (однородному члену) ограничительное значение только преобразуется в значения противопоставления или исключения – в зависимости, от того, на каком фоне представлен единственный факт (выраженный акцентированным компонентом).

Отношения противопоставления возникают при условии «неполного» отрицания, то есть отрицания определенных конкретных фактов, которым противопоставляется единственный утверждающийся. Например: Ни человеческого голоса, ни птичьего крика, ни плеска рыбы – только низкий бег рыхлых туч (К. Паустовский. Осенние воды); В разгар наступления люди, можно сказать, не живут, только воюют (К. Симонов. Последнее лето); И думать совсем не нужно – только смотреть и слушать (Н. Амосов. Мысли и сердце); На советах он все равно ничего не решал, только присутствовал (Ч. Айтматов. Белый пароход).

Отношения исключения возникают в двух случаях: или на основе полного отрицания, выраженного отрицательными местоименными словами (или с помощью таких слов): …во всем мире никого нет. Только ты и я (А. Арбузов. Таня); …и не осталось в зале ничего и никого, одно только черное бархатное платье (В. Солоухин. Серафима), или на основе утверждения всеобщего, из которого исключается что-то единственно отрицаемое: Даша ждала всего, но только не этой повинно и покорно склоненной головы (А. Толстой. Сестры); Можно подражать чему угодно, только не темпераменту (М. Светлов. Беседа); Кто угодно может умереть, только не Даня (В. Панова. Спутники); Всеволод Иванов, например, мог писать где угодно, но только не в кабинете и не за столом (Литературная газета, 1970, № 35).

Построения такого типа фразеологичны: в их состав входят обязательные лексические элементы – местоимение или местоименное идиоматическое сочетание в первой части и частица только с последующим отрицанием во второй. Значение таких построений ограничительное, причем ограничительность возведена в очень высокую степень (ср. предложения того же конкретно-лексического содержания, но с обычным выражением ограничительности: Только темпераменту нельзя подражать, Только Даня не может умереть).

Частица только «не свободна» в отношении синтаксической функции компонентов: это всегда предикативные члены – сказуемые или структурно необходимые компоненты в односоставном предложении. Иногда – обязательные распространители сказуемого: Я скажу, что ничего не хочу, – только чтобы меня положили рядом с братом… (Л. Толстой. Севастопольские рассказы); И Вергасову захотелось сказать что-нибудь приятное этому человеку, не слыхавшему от него до сих пор ни одного теплого слова – только замечания и указания (В. Некрасов. В окопах Сталинграда).

.