Об отличии союза от других связующих слов

Подобным же образом «союзность частиц» обусловлена определенными свойствами самих частиц, а не добавлена к частицам извне, лишь в силу особых условий употребления [7]. Приведем примеры союзной функции час­тиц без перехода в союз:

И тут я сделал очень серьезную, далее строгую мину (Лермонтов) (части­ца «даже» служит для выражения градационных отношений между одно­родными членами); Правда, человеку необходимы и карманные деньги, хотя бы некоторые (Достоевский) (частица хотя бы служит для синтаксичес­кого присоединения, т. е. осуществляет «вторичную» связь между опреде­ляемым (деньги) и определением (некоторые)

Некоторые типы адвербиальных словоформ (прежде всего временных и пространственных наречий, в особенности местоименных) обнаруживают предрасположенность к союзной функции. Ср., например, связующую роль наречий иногда, всегда, порой, теперь; в ряде случаев, кое-где, местами; потом, от силы и под., например:

Я посмотрел на него, потом на Ольгу (Тургенев); Тут требовалось муже­ство, а порой и хитрость (Д. Гранин).

Очевидно, и в этом случае союзная функция обусловлена категориаль­ной семантикой данного разряда лексики.

Бесспорно, частицы, модальные слова, наречия составляют основную базу для образования новых союзов, однако следует признать прежде всего прин­ципиальную возможность союзной функции без перехода в союз. Одним из доказательств такой возможности могут служить так называемые союзные слова: для именных форм типа «который» исключены какие-либо прояв­ления сдвигов в сторону союза, и вместе с тем в определенном смысле это «союз»; для наречных форм типа «когда» передвижению в класс союза нич­то не препятствует, поэтому союзные слова «когда», «как», «где» строго со­юзу не противопоставлены. Легкость, незатрудненность перехода частиц, модальных слов и наречий в союз объясняется отсутствием морфологичес­ких преград, отделяющих их от союза.

Таков первый тип служебных слов, подобных союзу.

Ко второму типу относятся слова и сочетания слов, специально выпол­няющие связующую функцию. Одни из них служат для связи частей внут­ри предложения (например, в том числе — при пояснительных отношени­ях), другие же — для связи самостоятельных предложений в составе целого текста (итак, кроме того, между тем и под.), третьи — для связи и частей предложения, и частей текста (причем, впрочем, в частности, во-первых, наоборот, вернее и т. д.).

В грамматиках слова и фразеологизмы этого типа не находят себе места среди классов слов (частей или частиц речи); они обычно описываются как «вводные слова». Однако само это понятие не содержит указания на функ­цию, а представляет собой только формально-синтаксическую характерис­тику. При описании же функции вводных слов их выделяют в группу слов, указывающих на переход от одной части высказывания к другой или, в иной формулировке, переход от одной мысли к другой. Это значит, что такие сло­ва определяются как связующее средство, как показатели отношений или слова с функцией связи. Многие авторы специально подчеркивают их фун­кциональную близость к союзам.

Для нас важно сейчас то обстоятельство, что слова этого типа (в том чис­ле, например, итак, кроме того, во-первых и т. д), выполняя связующую функцию, не обнаруживают тенденции к переходу в союз и, следовательно, не могут быть определены лишь как этап на пути к союзу, лишь как база для союзных новообразований.

По-видимому, нужно еще раз подтвердить ту мысль, что среди разнообраз­ных разрядов слов, так или иначе тяготеющих к союзу, существует собственно союз — особый класс слов, составляющий ядро всей этой широкой и не очень определенной в своих границах категории лексем. При этом можно указать некоторые внешние» формальные приметы, отличающие союз от его функцио­нального аналога. С их помощью легко определить и степень близости союзоподобных элементов к настоящему союзу. Укажем три таких приметы.

.