Функции ограничительного слова «ТОЛЬКО» в современном русском языке

Значение частицы не замыкается однако в этом компоненте: единственный факт всегда имеет отношение к признаку, выраженному сказуемым (предикативным членом). Этим фактом ограничивается:
распространение признака: И только к свету стремится все в мире (И. Бунин. Море богов); …женский смех… звенел непрерывно и возбуждению, как звенит он только ранней весной (А. Куприн. Поединок); …неужели мы будем с тобой встречаться только по делу? (А. Фадеев. Молодая гвардия); Вся его жизнь посвящена только шахматам (Комсомольская правда, 1971, № 63);

или проявление признака: По-настоящему понравился ей только Телегин (А. Толстой. Сестры); Без юмора живут только глупые (М. Пришвин. Раздумья); Только герои и гении возвышаются над обстоятельствами (А. Крон. Дом и корабль). (Проявление признака ограничивается субъектом).

Значит, полностью ограничительное значение [9] частицы проявляется как  о т н о ш е н и е  к о м п о н е н т а, о т м е ч е н н о г о  ч а с т и ц е й и потому обозначающего единственный факт, к  с к а з у е м о м у (предикативному члену) предложения.

Это отношение грамматически выявлено в тех случаях, когда сказуемое отмечено частицей и, например:

…этим только я и живу (А. Чехов. Черный монах); Мы тем только и отличаемся от листьев древесных, что это знаем (М. Пришвин. Раздумья); Сегодня в городе только об этом и говорят (А. Фадеев. Молодая гвардия); Я для того только и заехал, чтобы посмотреть на тебя (В. Панова. Времена года); Неподвижные, они только неподвижностью и напоминали статую (А. Крон. Дом и корабль).

Фразеосхема [10] только X и С (где С – сказуемое, а X – отмеченный частицей компонент) приспособлена именно для выражения ограничительного отношения внутри простого предложения.

Ограничивающее отношение определенного компонента к сказуемому только показывает и в том случае, когда, объединяясь с и во фразеологизм, стоит при сказуемом: ср.: Все в городе только и говорили об этом случае (А. Фадеев. Молодая гвардия). Хотя только находится перед сказуемым, оно акцентирует не сказуемое, а другой, ограничивающий, компонент, показывая его ограничительное значение (ср.: Все в городе только об этом случае и говорили). Ср. еще: Он только и видел это большое темное пятно (А. Фадеев. Молодая гвардия); Об этих звездах только и скажешь, что они сидели (Ю. Олеша. Ни дня без строчки) [11].

Такое же значение частицы только проявляется и при употреблении ее во фразеологической конструкции с союзом что, который здесь не имеет связующей функции, а выступает как средство выделения ограничивающего компонента:

Некоторые только и жили, что винтом, штоссом и ландскнехтом (А. Куприн. Поединок); Недавно еще кипрей считали сорной травой. Он только и годился, что на дешевый чай (К. Паустовский. Заботливый цветок); …поднявшись на следующую ступеньку своего успеха и карьеры, он только и думает, что о еще и еще следующей (В. Лакшин. Мудрецы Островского – в истории и на сцене).

Если ограничительное значение проявляется в отношении к сказуемому, значит, оно относится и ко всему предложению, поскольку сказуемое – конституирующий член предложения [12]. Как всякое значение, свойственное предложению, оно может быть выражено шире, чем в одном слове, оно может быть как бы разлито в предложении, в различных его элементах [13].

Вот наиболее типичные проявления ограничительного значения помимо частицы:

1. Предикативный член предложения может быть выражен словом определенной, ограничительной семантики: слово обозначает такой признак, который распространяется на что-то единственное (ограничить распространение такого признака в сущности уже невозможно):

.