Функции ограничительного слова «ТОЛЬКО» в современном русском языке

Первый компонент представлен формой родительного падежа при отрицательном главном члене; второй, утверждающийся, имеет форму именительного падежа (в соответствии с системным соотношением именительного и родительного при утверждении и отрицании) [23]. Такие построения возможны на основе главного члена разного морфологического выражения (с глагольным «нет» – «не было» (с эллипсисом главного члена); с безличным глаголом; со словом категории состояния): Женщина всегда нуждается в друге, а у меня его нет. Только ты (В. Каверин. Перед зеркалом); Никого. Только ночь и свобода… (А. Блок. Заклятие огнем и мраком); К полночи ни собаки бездомной не осталось на воле, только ветер да вор (Л. Леонов. Вор); …уже ничего нельзя было различить, только беленький гребень длинного холма справа от пустыря (А. Фадеев. Молодая гвардия).

В этих построениях, имеющих отчетливо выраженное значение исключения, ограничительность частицы проявляется максимально выразительно, потому что ограничение представлено на фоне полного отрицания («ни…», «никого», «ничего»), единственность, таким образом, показана наилучшими средствами [24].

Рассмотренные построения выражают именно идею ограничительности. Отношения исключения – только форма для концентрированного ее проявления.

Если же полного отрицания нет, наблюдаются отношения противопоставления: На карточке не было ни имени, ни фамилии ее владельца, только номер и название города (А. Фадеев. Молодая гвардия); На минуту показалось, что нет на земле ни больших городов, ни лесов, ни облаков на небе, только этот вот горячий ветер и барханы, барханы(В. Песков. Шаги по росе).

В рассмотренных построениях только – ограничительная частица, но прикрепленная к такому компоненту, который проявляет свое значение единственности по отношению к другому компоненту, синтаксически равноценному, и потому предстающая в союзной функции. Считать ее союзом или гибридным словом основания нет, если идти не от союзной роли, а от самой природы слова.

Ограничительное значение только может проявляться и в сложном  предложении, то есть фоном может служить не только компонент простого предложения, но и целая предикативная единица, которая представляет собою или часть сложного предложения, или самостоятельное предложение [25].

Типы отношений в сложном предложении те же, что и в простом: отношения противопоставления и отношения исключения, – но проявляются они своеобразно, поскольку компоненты их естественно сложнее, каждый имеет свое внутреннее строение.

1. Слово только в предложениях с отношениями противопоставления.

При одном и том же значении противопоставления можно заметить несколько разновидностей построений, в зависимости от того, какие компоненты противопоставлены – целые ли предложения, или определенные части их и какие именно части. Центрами противопоставления в любом случае являются предикаты; они противопоставлены всегда.

.