Об одном частном случае вторичных союзных связей

Примечания

[1] В статье использован некоторый материал, подготовленный студенткой ДВГУ Л. Н. Киселевой.

[2] Упоминание об этой форме сравнительного оборота содержится в работах Л. А. Киселевой (Конструкции с сравнительными союзами — члены простого пред­ложения // Уч. зап. ЛГУ. Серия филолог. наук. Вып. 55, 1959, с. 137); В. И. Кононенко (Синонимика синтаксических конструкций в современном русском языке. Киев: Изд-во «Наукова думка», 1970, стр. 35, 77, 79, 81) и в некоторых др.

[3] Конструкция, по поведению словоформ аналогичная сочинительной (например, конструкция с параллелизмом падежей типа «Тебя, как первую любовь, России сер­дце не забудет», конструкция с им. пад. существительного «Речка извивается, как змея»). О параллелизме форм применительно к союзу как см. также: Широко­ва Н. А. Типы синтаксических конструкций со сравнительным союзом в составе про­стого предложения. Казань, I960; Синтаксические конструкции, вводимые срав­нительными союзами, в составе простого и сложного предложения. Автореф. докт. дисс. Саратов, 1968.

[4] Подробнее см. наши статьи: «Союзы при подчинении» («Русский язык в шко­ле», 1970, № 1); «К изучению союзных связей вторичного характера» (Уч. зап. ДВГУ. Т. 12. Современный русский язык. Владивосток, 1970).

[5] Киселева Н. П. Средства выражения присоединения между компонентами, связанными подчинительными отношениями, в современном русском языке. Автореф. канд. дисс. М., 1971. С. 9.

[6] Пример заимствован у Н. П. Киселевой. См. Указ. работа. С. 19.

[7] Пример приводится в «Грамматике русского языка» (т. II, ч. II. М.: Изд-во АН СССР, 1954) в разделе «Предложения с придаточной частью, присоединяемой под­чинительными союзами», с. 367. Ср. там же: «Дома многоэтажные, как в столице».

[8] Существенную, на наш взгляд, особенность союзных связей при подчинении словоформ отмечает Н. П. Киселева при описании союзного присоединения. Она пишет: «Стержневой компонент в предсоюзной (первой части) реализует свое зна­чение как слово, а не как компонент словосочетания, т. е. является автосемантичным в первой части. Во всей же конструкции в целом он реализует обе свои потен­циальные возможности: последовательно воспринимается как автосемантичный и синсемантичный (после присоединения зависимого компонента)». Автор приводит характерный пример: «Поспешные шаги за дверью – и дверь открывается, и не горничной, а самой хозяйкой» (И. Бунин. Мордовский сарафан). Киселева Н. П. Указ. работа. С. 10.

[9] См., например, Кононенко В. И. Указ. работа. С. 34.

[10] Известная аналогия между подчинительным союзом и предлогом как вырази­телями подчинительного отношения (Виноградов В. В. Русский язык. М.: Учпед­гиз, 1947, С. 705–706) важна для союза и в том смысле, что соединение союза со словоформой проявляет иногда, подобно предлогу, способность к функционирова­нию в относительно независимой синтаксической позиции (см., например, у Н. Ю. Шведовой «союзные введения» в роли «распространителя предложения» — Шведова Н. Ю. О синтаксических потенциях формы слова // Вопросы языкозна­ния, 1971, № 4. С. 27; Грамматика современного русского литературного языка. М.: «Наука», 1970, С. 638 (§ 1446).

[11] Словоформа у + род. пад. сущ. своеобразна и интересна сама по себе. На ее синтаксическое поведение обращают внимание многие слависты, отмечающие спе­цифические для русского языка особенности по сравнению с другими славянскими языками, в частности: Исаченко А. В. Грамматический строй русского языка в сопоставлении со словацким. Ч. I. Братислава, 1954. С. 141–145; Adamec Р. K ekvivalentum slov “byti” a “miti” v rustine, Rusko-česke studie (Sbornik Vysoke Skoly Pedagogicke v Praze, Jazyk a literature II), 1960. C. 205; H. Safarewiczowa, Obocznosc “я имею” i “у меня есть” w jezyku rosyiskim dzi’s dawniej, Wroclaw — Warszawa — Krakòv, 1964; Transformacni syntax soucasne, rustiny Praga, 1969, I. C. 45–46.

[12] Mrazek R., Brym I. Semantika a funkce ruskeho genitivu s predlozkou “u” (So zretelem k cestine), “Sbornik prasi filosoficke fakulty Brnenske university”, XI, A 10, 1962; Попова 3. Д. Система надежных и предложно-надежных форм в русском ли­тературном языке XVII века. Воронеж, 1969. С. 111–114; Ее же. Многозначность предложно-надежной формы как результат условий ее употребления // Русский язык в национальной школе, 1971. № 1. С. 8–12.

[13] «Перенос значения с наименования человека на место его пребывания». «Я часто бываю в доме Петровых». — Попова 3. Д. Многозначность предложно-падеж­ной формы как результат условий ее употребления. С. 8. См. также: Mrazek R., Brym I. Указ статья. С. 109.

[14] Об «отчуждаемости» и «неотчуждаемости», об «органической» и «юридичес­кой» принадлежности см. указ. работу А. В. Исаченко, а также статью З. Д. Попо­ной «Многозначность предложно-падежной формы». С. 9–11.

[15] В «Грамматике современного русского литературного языка» (М., Наука, 1970) связь ручка у корзины, задок у саней, лезвие у бритвы дана как именное примыкание, в частности, как примыкание предложно-падежной формы к суще­ствительному, словообразовательно не мотивированному глаголом, а значение со­четания определено как «собственно характеризующее». Сочетания с одушевлен­ными существительными типа голова у ребенка в этот ряд, по-видимому, не вклю­чаются (С. 521).

[16] В «Грамматике русского языка» (Т. II. Ч. I. М.: Изд-во АН СССР, 1954) сказано: «Словосочетания с предлогом у употребляются именно тогда, когда нужно пока­зать некоторую самостоятельность зависимого слова, возможность связи его не толь­ко с именем существительным, но и с глаголом» (С. 256). О двусторонней связи падежей, в частности предложно-падежной формы у + род. пад., см. Камынина А. А. О синтаксической зависимости падежей, распространяющих предложение в целом // «Исследования по современному русскому языку». М., 1970. С. 73–88.

[17] В этой позиции форму у + род. пад. Н. Ю. Шведова определяет как «субъектно-­объектный детерминант» (Грамматика современного русского литературного язы­ка. С. 629). Ср. в «Грамматике русского языка» 1954 г.: «в предложении „Ножки у кресла шатались” слова „ножки у кресла” образуют словосочетание, а в предложе­нии „У кресла шатались ножки” те же слова не образуют словосочетания, так как „у кресла” составляет единство не только со словом „ножки”, но и со словом „шата­лись”; в таких случаях предложно-именное сочетание („у кресла”) относится уже не к одному определенному слову — глаголу или существительному, а ко всему пред­ложению в целом» (Т. II. Ч. II, с. 256).

[18] О субъектном значении косвенных падежей см. А. А. Камынина. Указ. статья. С. 85–89.

[19] Исаченко А. В. Указ. работа. С. 143.

[20] Попова З. Д. Многозначность предложно-падежной формы. С. 9.

[21] Метафоричность анималистических сравнений (а) и связанное с ней различие так называемого образного сравнения и сравнения – сопоставления, отмечаемое исследователями сравнительных оборотов, здесь, как кажется, значения не имеет и остается в области лексики. Синтаксическое значение сопоставления выявляется в союзном сочетании как и при соотносительном слове и при отрицании (ср.: «Лицо у вольноопределяющегося так же спокойно, как и у других» – А. Куприн. В казар­ме; «Здесь «фарис» означает не всадника, как у Лермонтова, а коня» – «Русская речь», 1969, № 1).

[22] Попова З. Д. Указ. статья. С. 10.

[23] Ср.: «У каждого вида волокна свой характер» – Mrazek R., I. Brym. Указ. ста­тья. С. 111.

[24] Н. Ю. Шведова дает такую конструкцию как одну из реализаций структурной схемы N1 — Adv (N2) «Деньги кстати», «Свеча из воска»: «Сказуемое может пред­ставлять собою синтаксически нерасчленимое в данной позиции соединение наре­чия или имени со сравнительным союзом: «Шум словно на ярмарке», «Почерк – как у меня» (указ. Грамматика, с. 556). Своеобразие предикативного значения со­стоит здесь в том, что содержание сказуемого включает отсылку к известному ут­верждению «Волосы как у матери» предполагает знание того, какие волосы у мате­ри. Метафорический смысл анималистических сравнений делает это значение кон­структивно не обусловленным («походка как у медведя»). То же в атрибутивном употреблении (примеры далее).

[25] Об определительной функции как у см. также: Кононенко В. И. Указ. рабо­та. С. 81.

[26] «Словосочетания с предлогом у, в которых главное слово – имя существитель­ное – ни по словообразовательному составу, ни по значению не соотносительно с глаголом или именем прилагательным, выражают те же отношения принадлежно­сти, что и соответствующие беспредложные словосочетания с родительным паде­жом… Ср.: голова у ребенка – голова ребенка (Грамматика русского языка. Т. II. Ч. I, с. 256).

[27] Различие в функции беспредложного род. и род. с предлогом у исключает их синтаксический параллелизм, поэтому наличие при существительном такого опре­делителя (так же, как и притяжательного прилагательного) конструктивной роли, по нашему мнению, не играет. Например: «…лицо его под пиренейским солнцем стало оливковым, как у испанца» (Панова. Кружилиха); « И ухо крестьянское ста­новится большим и чутким, как у зайца» (М. Стельмах. Хлеб и соль). Эти определи­тели лишены значения косвенного субъекта. Однако семантика существительного, называющего предмет обладания, отличается несамостоятельностыо (релятивнос­тью, по В. Шмилауэру), которая проявляется в большей или менышей степени. Поэтому построения типа «глаза как у орла» производят впечатление незавершен­ной конструкции. Определитель здесь действительно нужен, но в союзную конст­рукцию он не входит, а определенность значения такого существительного, как «лицо», «голова» и т. д., обеспечивается в контексте разными средствами, в том число и не грамматическими. Ср., например: «А они ничего, тело обнажено, голова открыта, потому что в тростниковой широкой шляпе неловко было бы носить на шее кули; только косы, чтоб не мешали, подобраны на затылке, как у женщины» (И. Гончаров. Фрегат «Паллада»).

[28] Употребительность вариантов соответствует исходному и инверсионному по­рядку до союза, в атрибутивном сочетании (прил. + сущ.).

[29] Употребительность вариантов имеет здесь ту же обусловленность (существи­тельное + глагол).

[30] Так же определяется в этих условиях синтаксическая функция сравнительно­го оборота с им. пад. (Грамматика русского языка. Т. II. Ч. II. С. 371). Ср. об отно­шении ко всему предложению словоформы у + род. пад. до союза (Грамматика рус­ского языка, Т. II. Ч. 1. С. 256).

[31] Характер всех таких сочетаний (быстрый, как кошка, зоркий, как у орла) тре­бует специального анализа. Нельзя согласиться с простым приравниванием наблю­даемых здесь отношений к обстоятельственным (см., например, у В. И. Кононенко. Указ. работа. С. 59). Связь прилагательного и оборота как у не соответствует моде­ли прилагательное + наречие степени. Специфику создаст именно двустороннее отношение словоформы: в предложении «голова круглая, как у ребенка» форма как у может быть понята и как занимающая место зависимого распространителя прилагательного, и как включенная в синтаксический «ряд» на правах уточняю­щего члена.

[32] Об употреблении типа «У них всегда весело», «У вас здесь так тепло» см.: Mrazek R., Brym I. Указ. статья. С. 109.

[33] Шведова Н. Ю. Существуют ли все-таки детерминанты как самостоятельные распространители предложения? //Вопросы языкознания, 1968. № 2. С. 49.

[34] Попова З. Д. Многозначность предложно-надежной формы, с. 11.

[35] Там же.

[36] Ср. Камынина А. А. Указ. статья. С. 79.

[37] Грамматика современного русского литературного языка, с. 632-633.

[38] О свободном передвижении детерминантов (У старика для каждого… Для каждого у старика) – там же.

А. Ф. Прияткина

Об одном частном случае вторичных союзных связей // Синтаксические связи в русском языке / Отв. ред. А. Ф. Прияткина. Владивосток: ДВГУ, 1974а. — С. 9-31.

Посмотреть оригинал статьи А. Ф. Прияткиной

.