Функции ограничительного слова «ТОЛЬКО» в современном русском языке

Единственность сообщаемого действия в такой конструкции показывается на фоне действия вообще, идеи действия, выраженной глаголами «знать», «делать».

Наконец, значение единственности может быть сосредоточено в самом глаголе (при определенной семантике) и не нуждается в фоне. В самих значениях глаголов содержится указание на отграничение от всех возможных действий (ср. «но не»).

А. Это, например, группа глаголов со значением недостоверного, нереального действия: показаться, казаться, чудиться, сниться, присниться и т.д.: Если судить по наружному виду, то бухта идеальная, но, увы! – это только кажется так (А. Чехов. Остров Сахалин); …с минутку (Катя) надеялась, что, быть может, все это страшное ей только приснилось (А. Толстой. Сестры); Может быть, мне это только показалось, как это часто со мной уже бывало (К. Паустовский. Песчинки).

Частица только показывает, что это нереальное действие единственное, как бы противопоставляя его действиям существующим, достоверным, и одновременно подчеркивает недостоверность.

Б. Значение единственности реализуется без фона и с глаголами, заключающими в своих значениях какую-то положительную оценку самого действия. Частица в этом случае как бы отграничивает это положительное действие от всех других: Всем моим духом я могу только благодарить вас за это чувство (А. Толстой. Сестры); Пусть работают и коллеги, и театры – это только облегчит путь пьесы к сцене (Литературная газета, 1972, № 26).

В сочетаниях с определенными грамматическими формами значение единственности может модифицироваться. Например, в случае прикрепленности к именному сказуемому значение только (и не что другое) преломляется в значение «не более чем» [19]. Отмеченный частицей, такой предикативный член отрицательно оценивает субъект, ср.: Это для меня только звук, и я не знаю, что он значит… (И. Бунин. На даче); Любая эпоха только разбег к очередной за нею… (Л. Леонов. Вор); Многие думают: Каракумы – это только бесплодные пески (В. Песков. Шаги по росе).

Другой случай преобразования значения единственности – употребление только с формой повелительного наклонения. Основное значение частицы преломляется здесь своеобразно – в обозначение стремления говорящего сосредоточить внимание собеседника на определенном факте, ср.: Вы только представьте себе всю ту веселейшую небрежность, с которой совершил свое земное странствие вот этот самый Феодосий (И. Бунин. Слава); Нет, ты только посмотри, Валя, что это за чудо! (А. Фадеев. Молодая гвардия).

При отрицании только усиливает предостережение [20]. От ограничительного значения остается стремление сосредоточить внимание на определенном факте: Только не думайте, что я жалуюсь … я объясняю (Ю. Нагибин. Не дай ему погибнуть); Только вы не подумайте на меня чего-нибудь такого, в смысле Коварства и подвоха (Л. Леонов. Вор).

Подобные отклонения от основного лексического значения, как проявляющиеся в ограниченных синтаксических условиях, следует признать синтаксически связанными значениями [21]. Вне специальных синтаксических условий только и при сказуемом сохраняет основное свое значение, проявляя его как отношение на фоне, не оформленном специально.

.